Header Image

МГГУ, один из старейших ВУЗов России, "попал под грабли" реформы образования. Преподаватели, студенты и специалисты горной отрасли называют это не иначе, как "рейдерским захватом".

Подробнее ...
3.5. Характеристика животного мира Нижнезырянского водохранилища Печать E-mail
20.01.2015 14:53

3.5.1. Гидробионты

Изучение фауны гидробионтов Нижнезырянского водохранилища было проведено в июле 2007 г. М. А. Баклановым. Сбор, обработка и анализ гидробиологического материала проводились по В. И. Жадину (1960) и «Методике...» (1975). Пробы зообентоса отбирали штанговым дночерпателем Экмана-Берджа с площадью захвата 0,01 м2 и гидробиологическим скребком с длиной ножа 0,2 м, промывали через капроновое сито № 49. Дальнейшая обработка материала производилась в лабораторных условиях с использованием бинокулярного микроскопа МБС-9 и микроскопа Ломо Микмед-1. Все донные животные более 2 мм подсчитывались и взвешивались после обсушивания на фильтровальной бумаге. Для взвешивания крупных моллюсков использовались электронные весы MW-300T с точностью 0,1 г, остальные гидробионты взвешивались на весах WT-500 с точностью 2 мг.

Всех донных животных определяли, по возможности, до вида по «Определителям...» (1977, 1994, 1997, 1999, 2001, 2004). Некоторых зообентонтов определяли лишь до отряда или семейства ввиду несформировавшихся систематически значимых признаков (мелкие личинки бабочек, жуков и мокрецов).
Для выделения донных сообществ использовали численность, биомассу и количество видов донных животных, их встречаемость, и рассчитанные на основе этих показателей индекс доминирования и индекс видового разнообразия Шеннона. Индекс доминирования Броцкой-Зенкевича в модификации Мордухай-Болтовского (Методика…, 1975) рассчитывали по формуле:

Id =(p×b1/2)1/2,
где b – средняя биомасса данного вида в составе донного сообщества, p – встречаемость. Последняя учитывалась как отношение числа проб, в которых встречен данный вид (m), к общему числу проб (n):

p = (m/n) × 100%.

Уровень трофности водоема оценивали по сводке С. П. Китаева (1984).
Индекс Шеннона (Шеннон, 1963) вычисляли по формуле:

H = ∑(n/N)log2(n/N),
где H – индекс разнообразия, бит/экз.; n – численность каждого i-го вида; N – общая численность всех видов.
Для оценки качества вод использованы следующие показатели. Индекс Гуднайта-Уитлея, выражающий численность олигохет относительно численности всех донных животных в процентах (Goodnight, Whitley, 1961). Хирономидный индекс (Балушкина,1976):
Kch = (αt + 0.5αch)/αo,
в котором αt, αch, αo – вспомогательные величины для подсемейств таниподин, хирономин и ортокладиин соответственно;
α=N+10, где N – относительная численность личинок данного подсемейства в процентах от общей численности хирономид. Биотический индекс BI (Woodowiss, 1964), основанный на учете представленности или отсутствии индикаторных таксонов. Классы качества вод и состояние экосистемы водоема оценивалось согласно рекомендациям Е. В. Балушкиной и Н. П. Финогеновой (Balushkina, Finogenova, 2003; Балушкина, 2004).
В результате исследований Нижнезырянского водохранилища в составе макрозообентоса было зарегистрировано 39 видов и форм (табл. 3.16). Также были отмечены представители мейозообентоса – нематоды (Nematoda), ракушковые рачки (Ostracoda) и водяные клещи (Hydracarina).
Наибольшее видовое разнообразие обеспечивают личинки комаров-звонцов (Chironomidae) – 9 видов и форм, брюхоногие моллюски (8 видов) и двустворчатые моллюски (7). Малощетинковые черви (Oligochaeta), пиявки (Hirudinea), равноногие раки (Isopoda), поденки (Ephemeroptera), ручейники (Trichoptera), жуки (Coleoptera), клопы (Heteroptera), бабочки (Lepidoptera) и мокрецы (Ceratopogonidae) насчитывают по 1–3 представителям.
В целом таксономический состав зообентоса характеризует исследованный водоем как типичное водохранилище с большим количеством пелофильных (олигохеты, P. amnicum, Ch. plumosus, A. aquaticus) и фитофильных (брюхоногие моллюски, Oxyethira sp., D. aquatica, C. gr. sylvestris) форм. В прибрежье, где грунты представлены заиленными песками, большое значение имеют псаммопелофильные (униониды, C. gr. mancus, S. crassiforceps) зообентонты.

Таблица 3.16. Видовой состав бентоса Нижнезырянского водохранилища (по данным М. А. Бакланова).

Кл. Nematoda

Кл. Insecta

Кл. Oligochaeta

Отр. Ephemeroptera

Сем. Tubificidae

Сем. Caenidae

Limnodrilus hoffmeisteri Claparede

Caenis macrura Stephens

Potamothrix hammoniensis (Michaelsen)

C. horaria (L.)

Tubifex tubifex (Mueller)

Отр. Trichoptera

Кл. Hirudinea

Сем. Hydroptilidae

Erpobdella octoculata (L.)

Oxyethira sp.

Helobdella stagnalis (L.)

Отр. Lepidoptera

Кл. Bivalvia

Отр. Heteroptera

Сем. Euglesidae

Сем. Corixidae

Euglasa sp.

Micronecta sp.

Сем. Pisidiidae

Отр. Coleoptera

Pisidium amnicum (Mueller)

Сем. Chrysomelidae (larvae)

Сем. Sphaeriidae

Donacia aquatica (L.)

Nucleocyclas nucleus (Studer)

Сем. Haliplidae (larvae)

Sphaerium corneum (L.)

Сем. Goerissidae (larvae)

Сем. Unionidae

Отр. Diptera

Anodonta cygnea (L.)

Сем. Ceratopogonidae

Unio rostratus Lamarck

Сем. Chironomidae

Colletopterum rostratum (Rossmaessler)

Ablabesmyia longistyla Fittkau

Кл. Gastropoda

Chironomus anthracinus Zetterstedt

Сем. Bithyniidae

Ch. plumosus (L.)

Bithynia tentaculata (L.)

Cladotanytarsus gr. mancus

Сем. Lymnaeidae

Cricotopus gr. sylvestris

Lymnaea auricularia (L.)

Cryptochironomus gr. defectus

L. baltica (L.)

Cryptotendipes holsatus Lenz

L. stagnalis (L.)

Paratrichocladius inaequalis (Kieffer)

L. monnardi (Hartmann)

Stictochironomus crassiforceps (Kieffer)

Lymnaea (juv.)

Кл. Crustacea

Сем. Planorbidae

Отр. Isopoda

Planorbis planorbis (L.)

Asellus aquaticus (L.)

Сем. Valvatidae

Отр. Ostracoda

Cincinna ambigua (Westerlund)

Кл. Arachnida

C. depressa (C. Pfeiffer)

Отр. Hydracarina

Количественные показатели макрозообентоса разных грунтов представлены в таблице 3.17. По уровню развития бентофауны водохранилище может быть отнесено к эвтрофным (Китаев, 1984) водоемам.

Таблица 3.17. Численность и биомасса макрозообентоса на разных грунтах (М. А. Бакланов).

Группа

Грунт

Заиленный песчаный

Илистый

экз./м2

г/м2

экз./м2

г/м2

Кл. Oligochaeta

339

0,62

1249

3,06

Кл. Hirudinea

56

0,43

8

0,10

Кл. Bivalvia (всего)

759

1678,98

448

5,64

Кл. Bivalvia (кормовых)

737

12,51

448

5,64

Кл. Gastropoda (всего)

747

29,93

407

33,07

Кл. Gastropoda (кормовых)

690

21,54

264

3,97

Кл. Insecta

11889

12,62

2114

12,35

Отр. Ephemeroptera

39

0,04

0

0

Отр. Trichoptera

8

>0,01

0

0

Отр. Lepidoptera

6

>0,01

0

0

Отр. Heteroptera

25

>0,01

0

0

Отр. Coleoptera

120

0,16

99

2,72

Отр. Diptera

11691

12,41

2015

9,63

Сем. Ceratopogonidae

581

0,19

0

0

Сем. Chironomidae

11110

12,22

2015

9,63

Кл. Crustacea

25

0,02

0

0

ВСЕГО

13815

1722,60

4226

54,22

ВСЕГО КОРМОВОГО

13680

47,31

4075

25,02

На заиленных песках обнаружено 36 видов и форм зообентонтов. Средняя биомасса донных животных здесь оказалась равной 1722,60 г/м2 при численности около 13,8 тыс. экз./м2. Биомасса кормовой части зообентоса составляет 47,31 г/м2 при плотности 13,7 тыс. экз./м2. Так, основу биомассы псаммопелофильного зообентоса формируют крупные некормовые моллюски сем. Unionidae –
96,7%. Раковины крупных моллюсков в некоторых местах водохранилища сплошным слоем покрывают прибрежье (рис. 3.25).
В доминантный комплекс кормовой части зообентоса данного биотопа входят относительно мелкие двустворчатые и брюхоногие моллюски – P. amnicum, S. corneum, C. ambigua и хирономиды C. gr. defectus, S. crassiforceps. Личинки стиктохиронома (S. crassiforceps) оказались самыми массовыми и определяют своим развитием 66,9% численности всего зообентоса песчаных грунтов.
На илистых грунтах идентифицировано 19 видов и форм донных беспозвоночных. Средняя биомасса пелофильного зообентоса составляет 54,22 г/м2 при численности около 4,2 тыс. экз./м2.


Рисунок 3.25.
Раковины крупных моллюсков на правом берегу водохранилища.

Биомасса и плотность кормовой части зообентоса оказались равными – соответственно 25,02 г/м2 и 4,1 тыс. экз./м2. Доминантный комплекс формируют 2 формы – брюхоногие моллюски L. stagnalis, приуроченные к зарослям гидрофитов, и личинки хирономид C. gr. defectus. Крупные моллюски L. stagnalis обеспечивают в среднем 52,0% биомассы зообентоса илистых грунтов, но приурочены к зарослям гидрофитов и не встречаются в зообентосе открытой части водоема. Доля хирономиды C. gr. defectus в биомассе пелофильных донных сообществ равняется 15,1% (32,7% биомассы кормового зообентоса), при этом криптотендипы (C. gr. defectus) встречаются в большом количестве как на илах, так и в зарослях гидрофитов, произрастающих на илах. Также можно отметить высокую представленность брюхоногих и двустворчатых моллюсков B. tentaculata, S. corneum, олигохет T. tubifex, хирономид рода Chironomus.
Оценка экологического состояния водоема проведена по широко используемым параметрам, рассчитанным на основании количественных показателей зообентоса (табл. 3.18). В соответствии с величинами разных параметров, воды Нижнезырянского водохранилища характеризуются от очень чистых до загрязненных, относясь при этом к 1–4 классам качества.

Таблица 3.18.
Величины биотического индекса Вудивисса (BI), олигохетного индекса Гутнайта-Уитлея (Ol), хирономидного индекса Балушкиной (Kch) и индекса Шеннона (H).

Параметр

Мин.–макс.

Среднее

Класс качества вод

Качество воды*

Состояние экосистемы*

BI

3–8

5,30

1–2

Очень чистая – чистая

Относительно удовлетворительное

Ol, %

0,16–28,71

15,17

1–2

Очень чистая – чистая

Относительно удовлетворительное

Kch

4,31–6,50

6,14

3–4

Умеренно загрязненная – загрязненная

Напряженное – критическое

H, бит/экз.

1,02–3,29

2,35

Примечание:
* По: Balushkina, Finogenova, 2003; Балушкина, 2004.

Биотический индекс варьировал в пределах 3–8, что вполне естественно для стоячих водоемов. Хотя такие индикаторные группы донных животных, как ручейники и поденки немногочисленны и не играют значительной роли в структуре зообентоса (табл. 3.17), их наличие при достаточно высоком видовом богатстве бентофауны определило высокую среднюю величину индекса – 5,3 (табл. 3.18).
Обращает на себя внимание низкая численность олигохет (табл. 3.17), что выражается в низких величинах индекса Гуднайта- Уитлея (табл. 3.20). Возможно, это связано с циклами развития, а именно в нахождении большинства малощетинковых червей на младшевозрастных стадиях онтогенеза.
Величины хирономидного индекса мало варьировали и составили в среднем 6,14. Стабильность значений индекса связана с подавляющим количественным преобладанием комаров-звонцов подсемейства Chironominae, что естественно для малых водохранилищ.
Таким образом, видовое богатство макрозообентоса Нижнезырянского водохранилища достаточно велико – 39 видов и форм из 6-ти классов, также зарегистрированы типичные представители мейозообентоса – нематоды, остракоды, водяные клещи. Сравнение с данными по р. Быгель (табл. 3.19) демонстрирует существенный рост в водохранилище разнообразия семейств в зообентосе, численности и биомассы донных животных.
Интересно отсутствие некоторых типичных компонентов прудовой фауны – олигохет сем. Naididae, хирономид рода Procladius, личинок стрекоз, что требует дальнейшего изучения. Количественные показатели донных сообществ характеризуют водоем как эвтрофный, биомасса зообентоса, которая может быть потреблена рыбами в корм составляет на разных биотопах 25,02–47,31 г/м2.

Таблица 3.19. Основные показатели развития зообентоса р. Быгель и Нижнезырянского водохранилища.

Показатель

Быгель

Нижнезырянское водохранилище

До скачка солености

После скачка солености

Заиленный песок

Ил

1 серия

2 серия

3 серия

4 серия

Число семейств

14

15

10

7

22

16

Численность, экз/м2

9670

7550

4560

4720

13815

4226

Биомасса, мг/м2

13,17

14,32

6,56

4,30

1722,60

54,22

Принимая во внимание указанные выше параметры оценки экологического состояния водоема, а также среднюю величину индекса Шеннона, водохранилище можно считать «чистым – умеренно загрязненным», а состояние экосистемы охарактеризовать как «относительно удовлетворительное – напряженное». При этом по двум индикаторным индексам – Вудивисса (BI) и Гутнайта-Уитлея (Ol), состояние «относительно удовлетворительное», что является максимальной положительной оценкой, и лишь по хирономидному индексу Балушкиной (Kch) – «напряженное – критическое», то есть проявляется антропогенное воздействие на биоценоз.

3.5.2. Ихтиофауна

В ходе трех полевых выездов ихтиологами Пермского государственного университета под руководством М. А. Бакланова было проведено обследование фауны рыб Нижнезырянского водохранилища. Исследовались: видовой состав и экологическая структура ихтиофауны, популяционные и биологические характеристики массовых видов рыб, численность и параметры молоди рыб. Основной целью работ являлось оценка экологического состояния водохранилища по ихтиофауне и прогноз изменений в ихтиоценозе при понижении уровня воды.
Сбор материала производился с помощью набора ставных сетей (длиной 50–70 м, ячеей 20–45 мм), малькового неводка (длина 8 м, ячея 3 мм) и любительских орудий лова. Наряду с непосредственным изучением ихтиофауны водохранилища осуществлялся сбор опросных сведений у местного населения, позволивший определить приблизительные сроки появления в водоемах видов-вселенцев, уточнить встречаемость малочисленных видов и выявить наиболее общие черты изменения ихтиофауны за последние годы.
Сбор и обработка материалов проведены в соответствии с типовыми методиками (Правдин, 1966; Лукин и др., 1981; Зиновьев, Мандрица, 2003). Производился полный биологический анализ: измерялась длина до конца чешуйного покрова с помощью штангенциркуля с точностью до 1 мм, у фиксированных рыб определялась масса тела с внутренностями и без них с помощью аптечных весов с точностью до 0,1 г. Визуально определялся пол и стадия зрелости половых продуктов по шестибалльной шкале. Чешуя для определения возраста бралась в наиболее высокой средней части тела, выше боковой линии, под спинным плавником. Возраст определялся под микроскопом МБС-2 путем подсчета годовых колец.

Таблица 3.20. Видовой состав ихтиофауны Нижнезырянского водохранилища и относительная численность видов рыб.

Виды

Относительная численность

Отряд Esociformes – щукообразные

 

Семейство Esocidae Cuvier, 1816 – щуковые

 

1. Esox lucius Linnaeus, 1758 – щука

++

Отряд Cypriniformes – карпообразные

 

Семейство Cyprinidae Fleming, 1822 – карповые

 

2. Rutilus rutilus (Linnaeus, 1758) – обыкновенная плотва

+++

3. Alburnus alburnus (Linnaeus, 1758) – уклейка

+++

4. Tinca tinca (Linnaeus, 1758) – линь

+

5. Gobio gobio (Linnaeus, 1758) – обыкновенный пескарь

++

6. Abramis brama (Linnaeus, 1758) – лещ

+++

7. Carassius carassius (Linnaeus, 1758) – обыкновенный карась

+

8. Carassius auratus gibelio (Bloch, 1782) – серебряный карась

+

9. Cyprinus carpio Linnaeus, 1758 – сазан

+

10. Ctenopharyngodon idella (Valenciennes, 1844) – белый амур

0

11. Hypophthalmichthys molitrix (Valenciennes, 1844) – белый толстолобик

0

Семейство Balitoridae Swainson, 1839 – балиторовые

 

12. Barbatula barbatula (Linnaeus, 1758) – усатый голец

++

Отряд Perciformes – окунеобразные

 

Подотряд Percoidei – окуневидные

 

Семейство Percidae Cuvier, 1916 – окуневые

 

13. Stizostedion lucioperca (Linnaeus, 1758) – судак

++

14. Perca fluviatilis Linnaeus, 1758 – речной окунь

+++

15. Gymnocephalus cernuus (Linnaeus, 1758) – обыкновенный ерш

++

Примечание:
+++ – многочисленный вид,
++ – обычный,
+ – малочисленный,
0 – вид встречается единичными экземплярами.

В ихтиофауне водохранилища обнаружено 15 видов рыб, относящихся к 3 отрядам и 4 семействам (табл. 3.20). Преобладают представители семейства карповых (10 из 15), что в целом характерно для всего бассейна Камы (Зиновьев, Бакланов, 2000). Основу ихтиоценоза составляют эврибионтные и лимнофильные виды. По численности в водохранилище доминируют уклейка (Alburnus alburnus), плотва (Rutilus rutilus), окунь (Perca fluviatilis) и лещ (Abramis brama). Обычными видами являются щука (Esox lucius), судак (Stizostedion lucioperca), обыкновенный пескарь (Gobio gobio), ерш (Gymnocephalus cernuus), усатый голец (Barbatula barbatula). Малочисленны – линь (Tinca tinca), золотой (Carassius carassius) и серебряный (Carassius auratus gibelio) караси.
Кроме того, встречаются ценные виды рыб, запущенные для увеличения рыбохозяйственной значимости водоема. К ним относятся – карп (Cyprinus carpio), белый амур (Ctenopharyngodon idella) и белый толстолобик (Hypophthalmichthys molitrix). Лишь для карпа возможно естественное воспроизводство в данных условиях, тогда как остальные два вида представлены особями, выпущенными сюда ранее.
Пока для Нижнезырянского водохранилища не отмечены, но могут встречаться в нем – верховка Leucaspius delineatus, озерный гольян Phoxinus percnurus, вьюн Misgurnus fossilis и ротан-головешка Perccottus glenii. Для всех этих видов в водохранилище имеются подходящие условия для существования и, возможно, их отсутствие в уловах является следствием непродолжительного периода исследований лишь в один сезон. Так, верховка и озерный гольян в летний период могут держаться в толще воды на удалении от берега (эпипелагиале), из-за чего они отсутствуют в уловах мальковым неводком в прибрежье, тогда как в сети они не ловятся из-за малых размеров. Вьюн в бассейне Камы является малочисленным видом, обитающим в сильно заросших, стоячих водоемах. Из-за скрытного образа жизни он часто избегает учета при исследованиях фауны рыб. Ротан – вид-вселенец из бассейна Амура, который стремительными темпами расширяет свой новый ареал на европейской территории и в бассейне Камы уже дошел до низовьев Вишеры. Скорее всего, он уже проник в водохранилище, но пока, из-за невысокой численности популяции, не обнаруживается. Рост его численности может также сдерживать наличие в ихтиоценозе щуки, которая избирательно выедает ротана.
В целом, сообщество рыб в Нижнезырянском водохранилище демонстрирует наличие благоприятных экологических условий для существования большинства видов рыб. В нем присутствуют виды чувствительные к токсическому загрязнению вод: судак, обыкновенный пескарь, ерш. Высока численность бентофагов – придонных рыб, которые обычно в первую очередь подвергаются различным негативным воздействиям.
Рыбное сообщество сбалансировано – по численности преобладают мирные виды разных экологических ниш, но имеются и хищники (щука, судак, крупный окунь), выполняющие регулирующую роль в ихтиоценозе.
Анализ уловов молоди в прибрежье позволяет констатировать благоприятные условия для нереста большинства рыб в водохранилище. Биологические и популяционные показатели отдельных видов рыб (линейный и весовой рост, темп созревания, половой и возрастной состав) также не демонстрируют каких-либо признаков угнетения. Исключение составляет лишь популяция леща, для которой характерна малочисленность старшевозрастных половозрелых особей. Однако это является следствием распространенного на водохранилище браконьерского лова крупноячейными сетями. С другой стороны, наличие большого числа молодых неполовозрелых лещей, не позволяет говорить о критическом состоянии данного вида рыб. При ужесточении контроля за браконьерами нормальная возрастная структура популяции леща восстановится в течение 3–5 лет.
Микроэлементный состав органов и тканей рыб. Анализ микроэлементов был проведен атомно-адсорбционным методом. Для определения содержания микроэлементов в органах и тканях рыб использовались пробы не от одной особи, а суммарные от 5 (крупные рыбы) или 10 (мелкие) экземпляров. При этом от разных особей старались брать примерно равное количество ткани, а гомогенизация проб осуществлялась путем тщательного протирания и перемешивания образцов после озоления.
Для изучения были взяты следующие виды рыб: окунь – эврифаг, плотва – эврифаг с доминированием растительной пищи, и два бентофага – лещ и пескарь. Во всех пробах проведено определение 8 элементов, результаты анализа представлены в таблице 3.21. При интерпретации полученных результатов использовалась база данных по накоплению микроэлементов в органах и тканях рыб из водоемов в бассейне Камы.
Из выявленных металлов наиболее токсичными являются кадмий и свинец. Кадмий обнаружен в незначительных, следовых концентрациях, которые характерны для всех организмов. Для свинца обнаружено превышение допустимой ориентировочной концентрации (ДОК) для пищевых продуктов в костях и чешуе, тогда как в мышцах и коже концентрация этого элемента незначительна. Однако здесь и при последующем анализе необходимо учитывать, что превышение ДОК для пищевых продуктов большинством тяжелых металлов в чешуе и костях является типичным для рыб, и само по себе не является маркером загрязнения. Напротив, превышение концентрации элемента ДОК в мягких тканях, особенно в мышцах, указывает на его повышенное содержание в организме. Таким образом, содержание свинца в организме рыб Нижнезырянского водохранилища находится в норме. Сравнение с данными по рыбам из других водоемов Прикамья демонстрирует низкое содержание свинца даже в костях и чешуе исследуемых рыб, так как обычно в городских водоемах этот элемент накапливается в данных тканях рыб в существенно больших количествах (3–9 мг/кг).
Полностью аналогична свинцу ситуация с никелем. В мягких тканях его концентрация не превышает ДОК, а в твердых – это превышение незначительно и существенно уступает концентрациям никеля в рыбах из других городских водоемов Прикамья.
В научной литературе отсутствуют данные о ДОК для кобальта в рыбах, однако анализ полученных результатов указывает на наличие поступления в организм рыб избыточных концентраций этого металла. Высока концентрация кобальта в мышцах плотвы (4,89 мг/кг), леща (9,36 мг/кг) и пескаря (8,65 мг/кг), а у окуня этот микроэлемент в значительном количестве накоплен в чешуе (162,98 мг/кг). Для сравнения: в других рыбах из бассейна Камы концентрация кобальта в разных органах и тканях не превышает 2–3 мг/кг.
Также выражено накопление в рыбах из Нижнезырянского водохранилища меди. Превышение ДОК по этому металлу наблюдается у окуня в чешуе, костях и мышцах, у леща – в чешуе, а у плотвы – в мышцах. Максимальна концентрация меди в чешуе, затем идут мышцы, и минимум наблюдается в костях. Такое распределение микроэлемента нетипично и может указывать на недавнее поступление загрязняющего вещества в водоем. Дело в том, что тяжелые металлы сначала накапливаются в чешуе, постоянно контактирующей с водой, и лишь в последнюю очередь аккумулируются в костях. При хроническом загрязнении обычно максимальна концентрация элемента именно в костях. Следует отметить, что в других исследованных камских рыбах превышение медью ДОК в мышцах ранее не наблюдалось. Цинк, марганец и железо являются важными биогенными элементами и обычно имеют высокую концентрацию в организме. Например, для железа не существует предельной максимальной концентрации в продуктах, так как у человека имеется эффективный механизм выведения его избытка. Однако в исследованных пробах вызывает опасение высокая концентрация цинка в мышцах всех рыб (в 2–5 раз превышающая ДОК) и в коже леща (превышение ДОК в 12 раз).

Таблица 3.21. Содержание микроэлементов в органах и тканях рыб Нижнезырянского водохранилища, мг/кг (М. А. Бакланов).

Вид рыб

Органы и ткани

Элементы

Cd

Co

Cu

Ni

Pb

Zn

Mn

Fe

Плотва

кости

<0,33

<0,66

<0,33

<0,83

<1,66

1813,3±430

466,6±66

708,1±70

мышцы

<0,02

4,89±0,9

12,41±2,3

<0,05

<0,09

239,3±58

26,1±3,6

253,1±24

чешуя

<0,37

<0,74

<0,37

<0,92

<1,84

1253,2±301

224,2±33

389,6±40

Лещ

кости

<0,34

<0,68

<0,34

<0,85

<1,69

1105,3±264

422,5±61

1250,6±125

мышцы

<0,03

9,36±1,8

9,36±1,8

<0,06

<0,13

155,3±38

13,2±1,8

193,3±19

кожа

<0,01

<0,03

<0,01

<0,03

<0,07

498,5±119

51,6±7,2

618,4±62

чешуя

<0,24

<0,47

33,03±7,1

<0,59

<1,18

2384,9±566

790,3±111

1217,2±123

Окунь

кости

<0,31

<0,62

11,12±2

<0,77

<1,55

1495,6±371

525,3±74

954,8±96

мышцы

<0,02

<0,04

14,7±2,7

<0,05

<0,09

189,2±45

16,1±2,3

181,9±18

чешуя

<0,51

162,98±31

32,60±6,1

<1,27

<2,55

1125,6±270

488,9±66

422,7±41

Пескарь

кости

<0,25

<0,50

<0,25

<0,63

<1,26

1617,8±377

493,1±68

354,8±35

мышцы

<0,04

8,65±1,7

5,88±1,0

<0,09

<0,17

226,6±55

20,4±2,8

263,3±26

ДОК* для пищевых продуктов

10,0

0,5

1,0

40

Примечание:
* ДОК – допустимая ориентировочная концентрация. Жирным выделено превышение ДОК.

В целом, по водной растительности, гидробионтам и ихтиофауне можно констатировать удовлетворительное экологическое состояние Нижнезырянского водохранилища. По этим компонентам экосистемы не выявлены показатели, характеризующие водоем как зону экологического кризиса. Тем не менее, анализ содержания тяжелых металлов в органах и тканях рыб Нижнезырянского водохранилища показал повышенную аккумуляцию таких элементов как медь, цинк и кобальт, которое вызвано, скорее всего, антропогенным загрязнением. Негативное влияние человека также связано с загрязнением водохранилища органикой, что наиболее ярко проявляется в интенсивном росте высшей водной растительности.


Рисунок 3.26.
Заболоченный участок в верхней части водохранилища – результат снижения уровня воды.

 
Free template "Frozen New Year" by [ Anch ] Gorsk.net Studio. Please, don't remove this hidden copyleft! You have got this template gratis, so don't become a freak.