Header Image

Недавнее исследование, проведенное The Shinn Group объясняет, какими действиями строительные компании наращивают свой потенциал.

Подробнее ...
2.4. Растительность и животный мир Нижнезырянского водохранилища Печать E-mail
15.01.2015 21:46

2.4.1. Растительность

На схемах геоботанического и ботанико-географического районирований (Данилова,1958; Овеснов, 2000) рассматриваемая территория расположена в подзоне южнотаежных пихтово- еловых лесов, на значительной площади замещенных вторичными мелколиственными насаждениями с преобладанием березы и осины. Первоначально в составе зональной растительности доминирующее положение занимали пихтово-еловые крупнопапоротниковые и травяные леса (Воронов и др., 2005). В настоящее время они сохранились по слабонаклонным дренированным склонам междуречий на дерново-подзолистых почвах суглинистого и супесчаного состава. Современная лесистость в связи с высокой хозяйственной освоенностью территории составляет 45%, то есть почти в 2 раза ниже относительно зонального уровня и на 30% ниже средней лесистости Пермского края (Статистические…, 2005). Это наложило определенный отпечаток на территориальное распределение и современное состояние растительного покрова: условно коренные южно-таежные растительные формации представлены фрагментарно в комплексе с культурными насаждениями, лугово-кустарниковыми сообществами и пионерными сорно-рудеральными растительными группировками (рис. 2.12, 2.13).


Рисунок 2.12.
Условно естественный лесной массив, хорошо сохранившийся на южном побережье Нижнезырянского водохранилища.

Исследования Е. А. Ворончихиной показали, что наиболее сохранившийся условно естественный лесной массив представлен на южном побережье водохранилища. В общей структуре растительного покрова его доля относительно невелика – 17,1%. Структурно-морфологические показатели условно естественных насаждений обычны для таежных древостоев. Они включают два древесных яруса, подрост и подлесок из Sorbus aucuparia, Ribes rubrum, Rosa acicularis, Spiraeae media. В травостое преобладают типичные бореальные виды: Dryopteris filix-mas, Oxalis acetosella, Pyrola media, Аegopodium podagraria, Veratrum lobelianum, Stellaria holostea, Asarum europaeum, Linnaea borealis, Alchemilla propingua, Calamagrostis epigeios, Asarum europaeum и др. Древесные ярусы сформированы преимущественно елью (Picea excelsa) и пихтой (Abies alba), имеется небольшая примесь сосны (Pinus silvestris) и березы (Betula platyphylla, B.pubescens). По опушкам лесного массива береза становится доминирующим видом в составе древостоя. Обращает на себя внимание обильное хвойное возобновление с преобладанием ели и пихты. В таком же соотношении представлен подрост. Полнота насаждений 0,6–0,7; класс бонитета II, продуктивность фитомассы около 120 ц/га в год; запас 300–400 м³/га.


Рисунок 2.13.
Вторичный закустаренный пойменный луг, р. Зырянка.

Таблица 2.13. Структура растительного покрова территории размещения Нижнезырянского водохранилища (по Е. А. Ворончихиной).

№ учетной площадки

Характеристика растительного покрова

Доля в структуре растительного покрова, %

Растительная ассоциация

Виды-доминанты в составе растительности

1–00

Ельник травяно- папоротниковый

Древесный ярус: Picea excelsa, Abies alba, Pinus silvestris, Betula platyphylla, B.pubescens. Кустарники и кустарнички: Salix sp., Rosa acicularis, Ribes rubrum, Vaccinium myrtillus Травостой: Аegopodium podagraria (по опушке), Oxalis acetosella, Linnaea borealis, Majanthemum bifolium, Dryopteris filix-mas

17,1

2–10

Вторичный закустаренный пойменный луг

Поросль Salix sp., Betula platyphylla Травостой: Agropyrum repens, Festuca pratensis, Galamagrostis epigeios, Carex pilosa, Eguisetum palustre и др.

6,1

3–11

Заросли синантропного разнотравья

Heracleum sibiricum , Artemisia lercheana, Agropyrum repens, Cirsium arvense

3,0

4-20

Крупнотравный пойменный луг

Heracleum sibiricum, Tussilago farfara

2,7

5–25

Рогозово-осоковое болото

Typha orientalis, Scirpus lacustris, Carex nigra, Eguisetum palustre, Cirsium palustre

2,2

6–21, 24

Болото на участке осушения

Typha orientalis, Carex pilosa, Juncus filiformis, Eguisetum palustre, Cirsium palustre

9,3

7–14

Вторичный захламленный луг (стихийная свалка)

Agropyrum repen, Tussilago farfara, Galamagrostis lanceolata, Bromus inermis, Rumex confertus, Thalictrum minus, Carum carvi, Arctium tomentosum, Cirsium arvense

1,6

8–17

Закустаренное рогозово-осоковое болото

Salix sp., Typha orientalis, Scirpus lacustris, Carex nigra, Eguisetum palustre,

2,5

9, 10–18

Тополевник разнотравно-злаковый (культура)

Populus sp., Galamagrostis epigeios, Artemisia lercheana, Rumex confertus, Thalictrum minus, Agropyrum repens, Festuca pratensis

18,1

11–26

Вторичный лесной ценоз

Pinus silvestris, Betula platyphylla, B.pubescens, Galamagrostis epigeios, Trifolium pretense, Vicia eracca, Bromus inermis

7,9

Остальная территория занята производными антропогенными растительными группировками, преимущественно травяными и травяно-кустарниковыми. Общую структуру растительного покрова характеризует таблица 2.13.
Флористический состав травяно-кустарниковых ценозов формируется из видов разной ценотической принадлежности. По данным Е. А. Ворончихиной, помимо собственно луговых растений, сюда входит большое число лугово-лесных, синантропных и болотных представителей. Его состояние отражают учетные площадки (УП) 2–10, 3–11, 4–20 (табл. 2.13). Растительность на УП 2–10 представлена вторичным закустаренным лугом. Его происхождение связано с вырубкой лесного древостоя в 80-е гг. прошлого века. На вырубке начала формироваться поросль березы и ивы, однако пойменное положение участка с избытком почвенной влаги предопределило неблагоприятные условия для развития древесной формации и препятствует ее возобновлению.
На растительный покров УП 3–11 и 4–20 существенное влияние оказывает антропогенный фактор в связи с близостью селитебной зоны (п. Суханово). В составе растительности преобладают синантропные и заносные виды, устойчивые к неблагоприятным почвенным условиям: Heracleum sibiricum , Artemisia lercheana, Agropyrum repens, Tussilago farfara, Cirsium vulgare, Urtica dioica, Tussilago farfara и др.
Заболоченные участки (УП 5–25, 6–21, 24) представлены в границах первоначальной акватории, частично осушенной в связи с начавшимся сбросом воды. В составе растительности преобладают гигрофиты, в числе которых доминирует, образуя фон, Typha orientalis (рис. 2.14). Сформировавшиеся ранее, до снижения уровня водохранилища, болотные урочища отражает растительность, описанная на УП 8–17. В ее составе отмечена значительная доля кустарников (преимущественно Salix sp.); богаче в видовом отношении, по сравнению с болотной растительностью на участке осушения, травостой, характеризующийся присутствием, наряду с типично болотными, луговых представителей растительного мира: Calamagrostis epigeois, Bromopsis inermis, Melilotus albus, Trifolium repens, Polygonum avikulare, Matricaria recutita, Vicia eracca, Carum carvi и др. Своеобразна культурная растительность побережья в границах городской застройки. На большей части площади – УП 9, 10–18 – это практически чистый (однопородный) тополевник разнотравно-злаковый из Populus sp., Galamagrostis epigeios, Artemisia lercheana, Rumex confertus, Thalictrum minus, Agropyrum repens, Festuca pratensis и др. Участками в составе тополевого древостоя представлены ассоциации из ильма (Ulmus carab) и березы (Betula platyphylla).
Таким образом, растительный покров данной территории существенно преобразован под влиянием антропогенной нагрузки и на большей части береговой зоны водохранилища представлен вторичными растительными ассоциациями, обедненными в видовом отношении. Особо охраняемых территорий, имеющих статус памятников природы, заказников, заповедников в границах данной площади нет. Редких и фармакологически ценных видов растительности, мест массового произрастания хозяйственно значимых дикоросов – ягодников, лекарственного сырья и прочих в границах обследованной водоохраной зоны водохранилища не выявлено.


Рисунок 2.14.
Заболоченный участок на периферии верхней осушенной акватории Нижнезырянского водохранилища.

Санитарно-гигиеническое состояние растительного покрова удовлетворительное: внешние отклонения в развитии и состоянии растительности, очаги повреждения техногенными выбросами, поражения бактерио- и энтомофагами отсутствуют.
Растительный покров адаптирован к сложившимся условиям среды и обладает значительным потенциалом устойчивости к антропогенным факторам воздействия. В связи с размещением в береговой зоне водохранилища, наибольшей хозяйственной ценностью с точки зрения реализации важнейшей водоохраннозащитной функции в структуре растительного покрова обладает условно естественный лесной массив, сохранившийся в удовлетворительном состоянии на южном берегу. Площадь массива в границах водоохранной зоны – около 17%. На остальной площади преобладает культурная древесно-кустарниковая, синантропнолуговая и болотная растительность. Суммарная площадь, занятая устойчивыми условно естественными и вторичными растительными ассоциациями, в границах водоохранной зоны составляет 70,5%, то есть находится на уровне критической отметки, разделяющей, согласно оценочным нормативам (п. 3.5.1, Критерии…, 1992), относительно удовлетворительное и чрезвычайное состояния растительного покрова.

2.4.2. Животный мир

Исследуемый водоем находится в бассейне Средней Камы, к которой относится участок реки от устья р. Вишера до устья р. Белая. Здесь расположены два крупных водохранилища – Камское (год образования – 1954) и Воткинское (1962). Зообентос Средней Камы включает более 300 видов и форм (Таусон, 1947; Алексевнина, Гореликова, 1988). Наиболее разнообразно представлены нематоды, олигохеты, моллюски, личинки поденок, ручейников и хирономид.
Ихтиофауна Средней Камы включает 42 вида рыб, относящихся к 9 отрядам и 15 семействам (Зиновьев, Бакланов, 2000; Зиновьев и др., 2003). В Камском водохранилище обитает 38 видов – здесь отсутствуют ручьевая форель (Salmo trutta caspius morfa fario), берш (Stizostedion volgense) и пока нет достоверных сведений о проникновении сюда черноморской пухлощекой иглы-рыбы (Syngnathus nigrolineatus) и бычка-кругляка (Neogobius melanostomus).
По распространенности и промысловой значимости рыбы региона могут быть распределены на 4 группы (Соловьева, Зиновьев, 1971; Зиновьев, Бакланов, 2000):
1) основные промысловые – лещ, плотва, щука, окунь, судак, жерех, синец, чехонь, налим, густера, язь;
2) второстепенные промысловые – уклея, тюлька, караси золотой и серебряный, линь, белоглазка, подуст, голавль, елец, красноперка, ерш;
3) немногочисленные, но ценные – стерлядь, таймень, сом, сазан, хариус;
4) непромысловые – остальные виды.
Ихтиофауна Камского водохранилища представлена 7 фаунистическими комплексами или генетически однородными группами видов, связанных общим происхождением (Никольский, 1953,
1980), причем вполне вероятно их увеличение в дальнейшем. Естественно, что наиболее многочисленны понто-каспийский пресноводный и бореальный равнинный комплексы (по 12 видов) – соответственно лещ, синец, белоглазка, густера, красноперка, жерех, уклея, голавль, подуст, чехонь, верховка, быстрянка и щука, карась золотой и серебряный, плотва, елец, пескарь, озерный гольян, линь, щиповка, окунь, ерш. Бореальный предгорный комплекс представлен 5 видами – таймень, хариус, речной гольян, голец, бычок-подкаменщик. Древний верхнетретичный равнинный комплекс состоит также из 5 видов – стерлядь, сазан, сом, вьюн, судак. Остальные ихтиокомплексы представлены 1 видом: арктический пресноводный – налим, понтокаспийский морской – тюлька, китайский равнинный – головешка-ротан.
Ихтиологические и гидробиологические исследования по животному миру Нижнезырянского водохранилища ранее не проводились. Имеются лишь данные М. А. Бакланова за 2005 г. по бентофауне р. Быгель, впадающей в водохранилище и имеющей засоленное нижнее течение. Пробы из этой реки можно разбить на 4 серии. Первые две серии гидробиологических проб отбирались на участке реки выше резкого повышения минерализации, третья и четвертая – ниже.
В результате таксономической обработки материала в составе зообентоса р. Быгель установлено 17 семейств донных животных. Наиболее разнообразны двукрылые, представленные 6 семействами – личинками комаров-болотниц Limoniidae, комаров-звонцов Chironomidae, бабочниц Psychodidae, мокрецов Ceratopogonidae, мошек Simuliidae и долгоножек Tipulidae. Ручейники (Trichoptera) и веснянки (Plecoptera) насчитывают по два семейства. Прочие группы гидробионтов – малощетинковые черви (Oligochaeta), двустворчатые моллюски (Bivalvia), брюхоногие моллюски (Gastropoda), равноногие раки (Isopoda), поденки (Ephemeroptera), жуки (Coleoptera) и клопы (Hemiptera) – насчитывают по одному семейству (табл. 2.14).
Развитие зообентоценозов на различных участках реки неодинаково. В условиях относительно невысокой минерализации формируются качественно и количественно богатые сообщества, в составе которых насчитывается до 14–15 семейств донных животных; разнообразие по Шеннону достигает 2,9–3,1 бит/г при численности и биомассе 7,55–9,67 тыс. экз./м2 и 13,17–14,32 г/м2 соответственно. На участке реки с повышенной минерализацией зообентос менее богат и разнообразен: в составе зообентоценозов насчитывается не более 7–10 семейств донных животных, разнообразие по Шеннону не превышает 2,0–2,3 бит /г при численности и биомассе 4,56–4,72 тыс. экз./м2 и 4,30–6,56 г/м2 соответственно.

Таблица 2.14.
Биомасса семейств донной фауны р. Быгель до и после повышения минерализации (мг/м2).

 

Группа

 

Семейство

До скачка солености

После скачка солености

1 серия

2 серия

3 серия

4 серия

 

 

 

 

Diptera

Ceratopogonidae

Chironomidae

Limoniidae

Psychodidae

Simuliidae

Tipulidae

230

1380

5710

50

220

1940

5390

20

100

2830

30

1670

4180

140

50

1760

1260

130

 

Trichoptera

Limnephilidae

Rhyacophilidae

1140

390

580

30

40

620

 

Plecoptera

Nemouridae

Taeniopterygidae

30

40

1980

30

10

30

Oligochaeta

Tubificidae

1400

530

390

450

Bivalvia

Euglesidae

1000

380

40

Gastropoda

Lymnaeidae

1660

Isopoda

Asellidae

30

Ephemeroptera

Baetidae

80

110

Coleoptera

Dytiscidae

30

150

30

Hemiptera

Corixidae

30

30

Основной фон донной фауны р. Быгель составляют личинки двукрылых – болотниц и комаров-звонцов, на их долю приходится 51,2–70,2% общей биомассы зообентоценозов. В число постоянных компонентов бентосных сообществ входят ручейники Limnephilidae и малощетинковые черви Oligochaeta. Такие животные как ручейники Rhyacophilidae, поденки Baetidae и клопы Corixidae специфичны для участка реки с относительно невысокой минерализацией. К этому же участку явно тяготеют двустворчатые моллюски Euglesidae, веснянки Nemouridae и личинки мокрецов Ceratopogonidae. К участку реки с повышенной минерализацией тяготеют личинки бабочниц Psychodidae (табл. 2.14).


Рисунок 2.15.
Ондатра (Ondatra zibetica), обитающая в водохранилище.

Таким образом, зообентоценозы, формирующиеся на участке реки с повышенной минерализацией воды, по сравнению с вышележащими сообществами, носят явные признаки угнетения, что проявляется в количестве семейств, численности гидробионтов и их биомассе.
Видовой состав водоплавающих и околоводных птиц водохранилища разнообразен и сильно изменчив в разные сезоны. Гнездится здесь относительно небольшое число видов, которые способны приспособиться к такому стрессовому фактору как близость человека. Гораздо большее число птиц использует водоем лишь в период весенних и осенних миграций или в период сезонных кочевок. В последние годы на водохранилище отмечалось даже временное пребывание лебедей.
Фауна млекопитающих, связанных с Нижнезырянским водохранилищем, бедна из-за сильного антропогенного использования берегов. В основном она представлена мышевидными грызунами. Отмечено обитание в водоеме ондатры (Ondatra zibetica), которая спокойно относится к близости человека (рис. 2.15). Крупные хищники отсутствуют.

 
Free template "Frozen New Year" by [ Anch ] Gorsk.net Studio. Please, don't remove this hidden copyleft! You have got this template gratis, so don't become a freak.