Header Image

Мировому спросу на цемент в 2013 году прогнозируется рост на 4,1% в год, то есть, до 3,5 млрд. тонн, или $246 млрд, согласно последнему докладу американской исследовательской компании The Freedonia Group.

Подробнее ...
Инженерно-геологическая оценка проявлений карстово-суффозионных процессов Печать E-mail
09.12.2014 15:22

в верхней части геологического разреза на территории г. Москвы

О.В. Зеркаль, Е.Н. Самарин
Геологический факультет, Московский государственный университет им. М.В.Ломоносова
Москва, Ленинские горы, д. 1, МГУ

Введение. Территория г. Москвы в геологическом отношении характеризуется высокой степенью изученности. Первые научные сведения о геологическом строении региона были получены в сороковых годах XIX в. и опубликованы в работах Оливьери (1844) и C. Rouiller (1845) [4]. В 1897 г. Геолкомом издается Геологическая карта окрестностей г. Москвы, составленная С.Н. Никитиным, а в 1907 г. выходит геологическое описание, подготовленное А.П. Павловым. В 30-40е г.г. прошлого столетия исследования геологического строения территории г. Москвы связаны с именем Б.М. Даньшина [4, 5].

К 2010 г. завершается составление Карты крупномасштабного инженерно-геологического районирования территории г. Москвы (в масштабе 1 : 10 000), в основу которой был положен комплект из 8 аналитических карт, характеризующих современное состояние геологической среды [13]. Следует отметить, что длительное время в центре внимания проводимых инженерно-геологических исследований было, в первую очередь, выявление особенностей строения верхней части геологического разреза - соотношение стратиграфо- генетических комплексов четвертичных отложений, ареалы развития меловых, средне-верхнеюрских и верхнекаменноугольных образований, подстилающих четверичную толщу, предопределенных историей геологического развития региона. Значительное внимание также уделялось оконтуриванию разновозрастных палеодолин, в пределах которых отмечалась существенная изменчивость геологического разреза.
Первоначально, до конца 60х г.г. ХХ в., в работах по оценке инженерно-геологических условий на территории г. Москвы при характеристике опасных геологических процессов основное внимание уделялось оползневым процессам. Считалось, что “в общем карст в условиях Москвы нельзя считать угрожающим физико-геологическим явлением”, т.к. “карст здесь малоактивен” [10]. Формирование в 1969 г. сразу двух провальных воронок, явившихся причиной разрушения жилого здания, в корне изменило существовавшие представления и дало толчок к изучению развития карстовых и карстово-суффозионных процессов в пределах г. Москвы [11].
К настоящему времени, по данным мониторинга в пределах Ходынского участка наблюдений ГМСН за развитием карстовых и карстово-суффозионных процессов насчитывается
51 провальная воронка диаметром от первых метров до 40 м и глубиной от 1,5 м до 5-8 м [6, 9]. Таким образом, среднемноголетняя интенсивность развития карстовых и карстово-суффозионных процессов на этом участке мониторинга составляет 0,05 случая/км2 в год при средней плотности порядка 2 провалов на 1 км2. Площадное обследование развития суффозионных и карстово-суффозионных процессов на территории Северо-Западного административного округа г. Москвы (площадь ~107 км2), проведенного в рамках государственного мониторинга состояния недр (ГМСН), показало близкие значения средней плотности – 1,87 провала/км2.
Особенности техногенного воздействия на территории мегаполисов. Развитие на современном этапе крупных мегаполисов, включая г. Москву, сопровождается, с одной стороны, все более широкой практикой строительства высотных зданий и сооружений (как отдельно стоящих, так и их комплексов) с фундаментами глубокого заложения (10-15 м, а в отдельных случаях - до 30 м) значительной площади (до десятков тысяч м2), а, с другой стороны, вовлечением в освоение участков территорий, ранее рассматривавшихся в качестве “неудобий”, в том числе с точки зрения их высокой предрасположенности к развитию карстовых и карстово- суффозионных процессов. Во многих случаях основными критериями при выборе участков планируемого строительства являются функциональное назначение проектируемого объекта, его привязка к существующей городской инфраструктуре. При этом, зачастую при принятии решений не учитываются ни особенности геологического строения территории, ни наличие условий для развития/активизации опасных геологических процессов.
Другим важным аспектом, требующим учета при инженерно-геологической оценке участков проектируемого строительства, является существенная неоднородность гидрогеологических условий на территориях крупных мегаполисов, включая г. Москву, которая обусловлена затрудненностью атмосферного питания подземных вод в пределах урбанизированных территорий, наличием спорадического и концентрированного питания подземных за счет утечек техногенных вод, функционированием дренажных систем (с относительно стабильным режимом водопонижения), а также водозаборов и локальных осушительных мероприятий (с нестационарным режимом функционирования). Как следствие, на урбанизированных территориях формируется существенно мозаичная картина распределения зон питания и разгрузки горизонтов подземных вод со сложно прогнозируемым режимом колебаний их уровня (а также химического состава, в т.ч. в период поступления в подземные воды противогололедных реагентов, значительно изменяющих их агрессивность), что создает, в ряде случаев, благоприятные условия для активизации карстовых и карстово-суффозионных процессов.
Таким образом, несмотря на огромные достижения в развитии современных технологий строительства, в настоящее время по-прежнему актуально проведение комплексной оценки инженерно-геологических условий осваиваемых территорий, включающей как всестороннюю характеристику инженерно-геологической ситуации на участках строительства, так и анализ существующих и потенциальных геологических опасностей, среди которые существенную роль играют карстовые и карстово-суффозионные процессы, относимые действующими нормативными документами к особым типам воздействия на здания и сооружения [14].
Факторы развития карстовых и карстово-суффозионных процессов на территории Московского мегаполиса. Развитие карстовых и карстово-суффозионных процессов на территории г. Москвы связано со средне- и верхнекаменноугольными карбонатными образованиями (московский ярус среднего пенсильвания, касимовский и гжельский яруса верхнего пенсильвания по международной стратиграфической шкале) во многих случаях перекрытых толщей песчаных и супесчаных отложений в разрезе которых присутствуют суффозионно неустойчивые разности грунтов. Отложения подольско-мячковского горизонта московского яруса (известняки, мергели, доломиты) в границах “старой” (в пределах МКАД) территории города залегают на глубинах 40 м и более, выходя на поверхность на “новых” территориях. В разрезе касимовского яруса выделяются (снизу вверх) [1]:
• кревякинская свита, слагаемая отложениями суворовской (преимущественно известняки, мергели) и воскресенской (глины с прослоями известняков) подсвит;
• хамовническая свита, представленная образованиями ратмировской (преимущественно известняки) и неверовской (глины с прослоями мергелей и доломитов) подсвит;
• дорогомиловская свита, слагаемая отложениями перхуровской (преимущественно известняки), мещеринской (глины с прослоями мергелей), измайловской (преимущественно известняки) и трошковской (глины, мергели) подсвитами.
Вскрываются карбонатные образования касимовского яруса на глубинах от первых (3-5 м) метров в пределах эрозионных врезов до 20-30 м.
В северо-восточных и восточных районах территории г. Москвы в верхней части каменноугольного разреза также залегают образования добрятинской свиты гжельского яруса, в составе которой выделяются русавкинская (известняки с прослоями доломитов) и щелковская (глины с прослоями мергелей и доломитов) подсвиты.
Погребенная под вышележащими отложениями поверхность каменноугольных образований существенно эродирована и имеет сложный характер, являясь важным фактором, контролирующим развитие карстовых и карстово-суффозионных процессов на территории г. Москвы. Как очевидно, участками максимальной пораженности (в т.ч. реликтовой) карстовыми и карстово-суффозионными процессами выступают борта палеодолин и прибортовые участки палеоводоразделов. Также следует отметить, широкое развитие процессов выщелачивания и дезинтеграции карбонатных пород в погребенной кровле каменноугольных отложений.
Перекрываются каменноугольные образования юрскими отложениями, а в местах их отсутствия – четвертичными образованиями, в составе которых значительную роль играют песчаные и супесчаные отложений флювиогляциального, а в пределах эрозионных врезов – аллювиального генезиса. Нижняя часть разреза юрских отложений слагается бат-келловейскими континентальными образованиями, имеющими пестрый литологический состав (пески с песчано-галечными горизонтами, перекрываемые супесями, суглинками и глинами). Среднеюрские отложения преимущественно распространены на участках доюрского размыва (Главной Московской доюрской палеодолины и ее палеопритоков), где их мощность колеблется от первых метров до 40 м и более. Выше по разрезу залегает толща глин келловей-оксфордского возраста, являющаяся региональным водоупором, разделяющим трещинно- карстовые напорные (в природных условиях) воды каменноугольных отложений и подземные воды, приуроченные к песчаным толщам верхнеюрских, меловых (на участках их развития) и четвертичных образований. Мощность келловей-оксфордской глинистой толщи достигает 15-17 м. Однако, на отдельных участках доледникового размыва (Хорошевская и Татаровская палеодолины и их палеопритоки) и современного эрозионного вреза келловей-оксфордские глины в значительной мере (остаточная мощность 2-3 метра и менее) или полностью размыты, что также оказывает существенное влияние на развитие карстовых и карстово-суффозионных процессов на территории г. Москвы. Значительное влияние на сохранность регионального юрского водоупора оказывают реликтовые и современные проявления оползневых процессов.
Изучение инженерно-геологических условий участков проявления карстовых и карстово-суффозионных процессов на территории г. Москвы, активно проводимое с 70х г.г. ХХ в., обобщение полученных данных позволили сформулировать набор критериев, указывающих на потенциальную карстовую и карстово-суффозионную опасность на территории мегаполиса. К опасным в карстовом и карстово-суффозионном отношении были отнесены районы, для которых характерны [7, 8]:
• наличие на дневной поверхности проявлений карстово-суффозионных процессов в виде провалов (воронок) и оседаний земной поверхности разной формы и размеров;
• сильная закарстованностью толщи карбонатных пород каменноугольной системы, проявляющейся в виде карстовых полостей размером более 1 м, незаполненных или заполненных слабым переотложенным материалом, а также в наличии зон сильно раздробленных и интенсивно выщелоченных пород;
• отсутствие или прерывистое распространением, а также незначительная мощность (до 2-3 м) слабопроницаемых глинистых грунтов (водоупоров) юркого и каменноугольного возраста, перекрывающих закарстованную толщу;
• наличие вертикальной фильтрации подземных вод, создающей условия для суффозионного выноса рыхлых отложений в закарстованные породы, с градиентом вертикальной фильтрации более 3 и наличие температурных и гидрохимических аномалий в подземных водах;
• образование в процессе бурения провальных воронок вокруг стволов скважин в результате прорезания водоупоров и суффозионного выноса песков в карстующиеся известняки.
К потенциально опасным районам были отнесены территории [7, 8]:
• с отсутствием проявления карста на дневной поверхности;
• со слабой общей закарстованностью толщи карбонатных пород каменноугольного возраста, характеризующейся наличием единичных карстовых полостей, не превышающих 1,0 м, открытых или заполненных переотложенным материалом;
• с наличием глинистых водоупоров, перекрывающих закарстованные породы, мощностью не более 10 м;
• с градиентами вертикальной фильтрации, не превышающими 3.
Вместе с тем, к настоящему времени ряд указанных признаков практически не могут быть использованы или не оцениваются. В первую очередь, следует указать на то, что рельеф на территории города существенно спланирован и практически повсеместно перекрыт техногенными грунтами значительной мощности, маскируя существующие неактивные в настоящее
время проявления карстовых и карстово-суффозионных процессов. Во-вторых, практически не проводится оценка химической изменчивости состава подземных вод вследствие того, что действующими нормативными документами, регламентирующими проведение изысканий, устанавливается минимальный объем изучения химического состава подземных вод на площадке в 3 пробы, что не позволяет получать представительные данные для анализа. С другой стороны, за последнее время произошло существенное развитие полевых методов изучения свойств и состояния грунтов (например, методы статического зондирования, георадарные методы и другие методы, позволяющие локализовать участки развития рыхлых разностей песков в зонах разуплотнения), результаты применения которых могут быть использованы при оценке карстово-суффозионной опасности.
Оценка карстовой и карстово-суффозионной опасности на площадках проектируемого строительства. Рассмотрим несколько примеров оценки развития опасных геологических процессов на площадках проектируемого строительства/реконструкции зданий высокого уровня ответственности, располагающихся в зоне действия факторов, влияющих на активность карстовых и карстово-суффозионных процессов, но находящихся вне пределов районов изучения и наблюдения в рамках мониторинга карстово-суффозионных процессов на территории г. Москвы. В качестве анализируемых примеров были выбраны:
• участок 1 – междуречье р. Москвы и р. Яузы, приводораздельная поверхность;
• участок 2 – район, располагающийся вблизи современного эрозионного вреза;
• участок 3 – район, включающий погребенный борт доледниковой палеодолины.
Все рассматриваемые участки располагаются в пределах II или III надпойменных террас современной долины р. Москвы - территории с длительном периодом вовлечения в хозяйственную деятельность (как минимум с конца XIX в.). Вместе с тем, ранее построенные на этих участках здания имели 2-3 этажа, не оказывая существенной нагрузки на геологическую среду и не предъявляя высоких требований к обеспечению безопасности при эксплуатации. Первые два участка располагают в северном склоне Хорошевской доледниковой палеодолины, а участок №3 – непосредственно в южном борту палеодолины.
Участок 1. Рассматриваемая территория, где проектируется реконструкция здания с освоением подземного пространства до отметок -13,0 м, в настоящее время представляет собой поверхность второй (мневниковской) надпойменной террасы р. Москвы в междуречье р. Москвы и р. Яузы. Современный рельеф территории был полностью спланирован, локальных мест понижений рельефа, характерных для участков развития карстовых и карстово-суффозионных процессов при обследовании выявлено не было, и, таким образом, геоморфологических признаков наличия карстово-суффозионной опасности рассматриваемая территория не имела. Провалов инструмента при бурении также не отмечалось. Однако, выполненный в процессе проведения работ анализ характера поверхности дотехногенного рельефа, перекрытого техногенными грунтами мощностью от 1,5 м до 4,5 м, позволил выявить наличие в центральной части площадки зоны оседания дотехногенной поверхности диаметром порядка 5 м с относительной глубиной до 0,8 м (рис. 1а). Последующий анализ инженерно-геологических условий участка показал, что кровля каменноугольных отложений, перекрытых маломощной песчаной толщей аллювиальных песков, вскрывается (при отсутствии горизонта юрского регионального водоупора) на глубинах 7,5-12 м. Представлены каменноугольные образования (сверху вниз) отложениями перхуровской (известняки, в кровле - щебень известняков и известковистая мука (до 30%), (рис. 1б)), неверовской (мергели и глины), ратмировской (трещиноватые, кавернозные известняки), воскресенской (мергели и глины с прослоями известняков) и суворовской (трещиноватые, кавернозные известняки) подсвит. Погребенная поверхность кровли каменноугольных отложений на 20-22 м возвышается над отметками днища Хорошевской доледниковой палеодолины, расположенной на расстоянии нескольких сотен метров южнее, что, повидимому, предопределило высокую активность развития карстовых процессов в доледниковый отрезок геологической истории района. Всеми пройденными скважинами по всему вскрытому разрезу (до глубин 50 м) были встречены интервалы существенной дезинтеграции карбонатных пород (до известковистой муки и щебня) мощностью от 0,4-0,5 м до 3 м, формирующих три яруса – в интервале глубин 11,6-13,6 м, 15,7-18,5 м, 30-30,5 м. Помимо этого, при бурении скважинами были вскрыты интервалы инъекционного заполнения карстовых пустот мощностью от 0,3-0,4 м (в верхней части толщи, вблизи кровли) до более 1 м (в нижней части перхуровских отложений). Вместе с тем, специальных противокарстовых мероприятий на рассматриваемой территории не проводилось, но на примыкающем участке осуществлялось строительство с опережающим созданием “стены в грунте”.


Рис. 1. Особенности инженерно-геологических условий на участке № 1.
а) Зона оседания дотехногенной поверхности. б) Грунтовые условия на отметках заложения фундамента

Таким образом, рассматриваемый участок, очевидно, характеризуется высокой степенью карстово-суффозионной опасности, что потребовало его переквалификации из территорий “потенциально опасных” в карстово-суффозионном отношении в категорию “опасных” с выполнением специальных работ по количественной оценке геологического риска.
Участок 2. Территория представляет собой краевую часть III надпойменной (ходынской) террасы р. Москвы, возвышающуюся над современным урезом реки на 20-23 м и на 38-45 м превышающем отметки днища Хорошевской доледниковой палеодолины, прослеживаемой южнее. Также как на рассмотренном выше участке № 1 современный рельеф территории полностью спланирован и локальных мест понижений рельефа, характерных для участков развития карстовых и карстово-суффозионных процессов при обследовании выявлено не было. Провалов инструмента при бурении также не отмечалось. Вместе с тем, мощность техногенных грунтов, перекрывающих естественный рельеф, составляет до 6 м. Под техногенными грунтами залегает толща четвертичных образований (мощность от 9 м до 16 м), представленных аллювиальными отложениями (в значительной степени выбранных на более ранних стадиях освоения), моренными (тяжелые суглинки) образованиями мощность до 8 м, подстилаемыми флювиогляциальными песками, которые, в свою очередь, подстилаются существенно эродированными (остаточная мощность в пределах площадки 0,4-5 м) верхнеюрскими глинами (региональный водоупор). Вместе с тем, проектом строительства предусматривается освоением подземного пространства до отметок -14,5 м, т.е. ниже подошвы горизонта моренных суглинков, а в отдельных случаях ниже подошвы верхнеюрских глин, что акцентирует внимание при оценке карстовой и карстово-суффозионной опасности на изучение непосредственно состояния массива каменноугольных отложений. Представлены каменноугольные образования (сверху вниз до глубин 45,0 м) отложениями измайловской (трещиноватые, кавернозные известняки с прослоями известковистой муки со щебнем известняков и линзами суглинков), мещеринской (глины с прослоями мергелей), перхуровской (трещиноватые, кавернозные известняки с прослоями известковистой муки со щебнем известняков и линзами глин), неверовской (глины с прослоями мергелей и известняков), ратмировской (трещиноватые, кавернозные известняки с прослоями и линзами известковистой муки со щебнем известняков), воскресенской (глины и мергели с прослоями известняков) и суворовской (трещиноватые, кавернозные известняки) подсвит. Участок характеризуются до изученных глубин наличием четырех водоносных горизонтов – надъюрского и измайловско-перхуровского напорно-безнапорных, ратмировского и суворовского напорных горизонтов.
Необходимо отметить, что верхняя часть геологического разреза на рассматриваемой площадке была существенно трансформирована на предшествующих этапах освоения, что не позволило провести анализ характера поверхности погребенного под техногенными образованиями рельефа. Вместе с тем, достаточно плотная сетка буровых скважин дала возможность охарактеризовать состояние кровли гляциальных образований и кровли дочетвертичных (верхнеюрских) отложений. Проведенный анализ показал наличие на этих погребенных поверхностях обширных зон оседания с относительной глубиной 1-1,5 м. Следует указать, что наиболее крупная зона оседания по кровле гляциальных образований пространственно тяготеет к зоне оседания по кровле верхнеюрских отложений (см. рис. 2а). Последующий анализ данных о глубинах и площадном распределении встреченных в толще каменноугольных отложений горизонтов и линз известковистой муки, глин и суглинков позволил локализовать протяженную, пересекающую рассматриваемый участок с севера на юг, карстовую полость (пещеру (?)) размерами (высотой) от 0,6 м до 2,9 м, закольматированную в настоящее время дресвяно-щебенистым материалом. Оценка изменчивости гидрогеологических условий показала, что зоны отсутствия напоров (или их минимальные значения) измайловско-перхуровского (второго от поверхности) водоносного горизонта пространственно тяготеют к зоне оседания в кровле верхнеюрских отложений, указывая на наличие вертикального перетекания подземных вод на участке нарушения сплошности регионального водоупора, являясь одним из признаков зон современного активного развития карстово-суффозионных процессов на рассматриваемой территории. Помимо этого, для третьего от поверхности (ратмировского) водоносного горизонта на этом же участке характерно существенное снижение пьезометрических уровней (см. рис. 2б), что позволяет предположить, что зона современного развития карстово-суффозионных процессов (вниз по разрезу) существенно больше глубин изученных при инженерных изысканиях.


Рис. 2. Особенности инженерно-геологических условий на участке № 2.
а) Закольматированная карстовая полость. б) Изменчивость пьезометрических уровней третьего от поверхности (ратмировского) водоносного горизонта.

Как и на участке № 1, рассматриваемая площадка на участке №2 первоначально оценивалась как “потенциально опасная” в отношении развития карстовых и карстово-суффозионных процессов. Однако, полученные результаты показали существенно более высокий уровень карстово-суффозионной опасности и необходимость ее переквалификации в категорию “опасных” в карстово-суффозионном отношении с последующим выполнением специальных работ по количественной оценке геологического риска.
Участок 3. Рассматриваемая территория располагается в пределах второй (мневниковской) надпойменной террасы р. Москвы. Современный рельеф площадки первоначально был полностью спланирован отсыпкой техногенных грунтов, мощность которых составляет до 5 м. Однако, обследование площадки показало наличие на дневной поверхности многочисленных зон оседания, формирование которых, по-видимому, связано с активным развитием карстово-суффозионных процессов (рис. 3).


Рис. 3. Участок № 3. Зона оседания с деформациями асфальтового покрытия

Размеры зон оседания составляли от 1,8 м до 7,7 м. Учитывая, что зоны оседанием были отмечены, в том числе, в пределах участков асфальтрирования, выполненного не более 2 лет до момента обследования, то очевидна современная активность процессов оседания. Оценка состояния погребенной поверхности, перекрываемой верхнечетвертичными аллювиальными отложениями, залегающими непосредственно под техногенными образованиями, показала, что зоны аномального строения толщи грунтов на участках оседаний могут быть прослежены вниз по геологическому разрезу (рис. 4).


Рис. 4. Участок № 3. Характер подошвы верхнечетвертичных аллювиальных отложений.

Последующий анализ инженерно-геологических условий участка показал, что в верхней части геологического разреза выдержанным (встречен всеми пройденными скважинами) является только горизонт верхнечетвертичных аллювиальных отложений, в то время как толща грунтов, подстилающая аллювиальные образования вплоть до глубин залегания среднекаменноугольных отложений, характеризуется существенной изменчивостью. Изменчивость геологического строения верхней части разреза обусловлена тем, что площадка проектируемого строительства оказалась расположена непосредственно на южном борту Хорошевской доледниковой палеодолины с перепадом палеорельефа, составляющем на очень коротком расстоянии (~25 м) порядка 20 м (рис. 5а). Борт палеодолины, особенностью геологического строения которого является наличие под четвертичными (аллювиальными, флювиогляциальными и гляциальными) отложениями горизонта верхне-среднеюрских глин (региональный водоупор) мощностью 11-12 м, что, согласно действующим территориальным нормативным документам, является признаком безопасных (в карстово-суффозионном отношении) условий (рис. 5б). Подстилаются юрские глины верхнекаменноугольными известняками, мергелями и глинами, образующим собственно борт палеодолины. Непосредственно в пределах палеовреза мощность четвертичных песков аллювиального и флювиогляциального генезиса превышает 40 м и они залегают непосредственно на среднекаменноугольных известняках, в кровле которых невыдержанным маломощным горизонтом прослеживаются среднеюрские глины и алевриты. При этом, согласно действующим территориальным нормативным документам, такое строение геологического разреза является признаком опасных (в карстово-суффозионном отношении) условий (рис. 5б). Следует отметить, что описанные выше зоны оседания дневной поверхности, пространственно тяготеют к прибортовой части палеорельефа, характеризующейся наиболее контрастными геологическими и гидрогеологическими условиями.


Рис. 5. Особенности инженерно-геологических условий на участке № 3. а) характер кровли каменноугольных отложений. б) типизация участка по степени опасности развития карстово-суффозионных процессов в зависимости от мощности среднеюрских глин.

Таким образом, участок № 3 характеризуется значительной изменчивостью инженерно-геологических условий. При этом, несмотря на то, что для части рассматриваемой площадки строение геологического разреза соответствует территориям, относимым, согласно требованиям действующих территориальных нормативных документов, к безопасным (в карстово-суффозионном отношении), в целом, площадка проектируемого строительства, очевидно, должна быть отнесена к категории “опасных” в карстово-суффозионном отношении.
Заключение. Целенаправленное изучение карстовых и карстово-суффозионных процессов на территории г. Москвы проводится, начиняя с 70-х г.г. прошлого столетия. На основании полученных результатов в 80-е г.г. ХХ в. были разработаны и успешно применялись нормативно-инструктивные документы, включившие в себя описание признаков для выявления потенциально опасных и опасных участков (в отношении развития карстовых и карстово-суффозионных процессов) для инженерно-геологических условий территории Московского мегаполиса [8]. В 2004 г. основные положения ранее действовавших документов были включены без существенного изменения в “Инструкцию по инженерно-геологическим и геоэкологическим изысканиям в г. Москве” [7]. Вместе с тем, за последнее время существенно изменились характер и уровень техногенного воздействия на геологическую среду, основными чертами которого является значительное повышение глубинности и интенсивности (по площади, по нагрузкам и т.д.) воздействия. В результате изменившихся требований к результатам инженерно- геологического изучения, выдвигаемых проектировщиками, наметился ряд дополнительных направлений, с которыми приходится сталкиваться при выполнении изысканий (что хорошо видно из описанных выше примеров), среди которых, применительно к условиям территории г. Москвы, можно назвать:
• необходимость оценки и корректного описания состояния кровли карбонатных пород каменноугольного возраста, которая во многих случаях представляет собой достаточно мощный (до первых метров) горизонт практически полностью дезинтегрированных (до щебня и известковистой муки) известняков, который во многих отчетных материалах продолжает описываться как “известняк низко- и малопрочный”, несмотря на то, что по классификационными показателям этот горизонт представлен щебенистыми супесчано-суглинистыми грунтами;
• необходимость выявления на рассматриваемых участках реликтовых, погребенных, неактивных в естественных условиях проявлений карстовых процессов, в т.ч. глубоко залегающих, с последующей оценкой возможности активизации этих проявлений под воздействием техногенных факторов в период строительства и эксплуатации зданий и сооружений;
• учет истории геологического развития, особенностей палеорельефа, в т.ч. на примыкающих территориях при оценке уровня карстовой и карстово-суффозионной опасности.
Следует считать необходимым скорейшую разработку нормативно-инструктивных документов (или актуализацию действующих), учитывающих изменившийся характер техногенного воздействия и возросшие требования к результатам инженерно-геологическим работ в районах возможного развития карстовых и карстово-суффозионных процессов в условиях территории Московского мегаполиса.

Литература
1. Алексеев А.С., Баранова Д.В., Кабанеов П.Б. и др. Опорный разрез верхнего карбона Москвы. Статья 1. Литостратиграфия // Бюлл. Моск. об-ва испытателей природы. Отд. геол., 1998. – т. 73. – №2. – С. 3-15.
2. Геоэкология Москвы: методология и методы оценки состояния городской среды / Отв. ред. Г.Л. Кофф, Э.А. Лихачёва, Д.А. Тимофеев. – М.: Медиа-ПРЕСС, 2006. – 200 с.
3. Голодковская Г.А., Лебедева Н.И. Инженерно-геологическое районирование территории Москвы // Инженерная геология, 1984. – № 3. – С. 87–102.
4. Даньшин Б.М. Геологическое строение и полезные ископаемые Москвы и ее окрестностей. – М.: МОИП, 1947. – 307 с.
5. Даньшин Б.М., Головин Е.В. Москва. Геологическое строение // Тр. Ин-та геологии и минералогии и Моск. гидрогеолого-геодезического треста, 1934. – вып. 10(6). – 93 с.
6. Доклад о состоянии окружающей среды в городе Москве в 2011 г. – М.: Департамент природопользования и охраны окружающей среды в г. Москве, 2011. – 136 с.
7. Инструкция по инженерно-геологическим и геоэкологическим изысканиям в г. Москве. – М., 2004. – 64 с.
8. Инструкция по проектированию зданий и сооружений в районах г. Москвы с проявлением карстово-суффозионных процессов. – М., 1984. – 14 с.
9. Информационный бюллетень о состоянии недр территории города Москвы за 2010 г. / И.Г. Казакова, Н.В. Платонова, Т.В. Гросс и др., Вып. 16. – М.: Геоцентр-Москва, 2011. – 205 с.
10. Котлов Ф.В. Изменение природных условий территории Москвы под влиянием деятельности человека и их инженерно-геологическое значение. – М.: Изд-во АН СССР, 1962. – С. 121.
11. Кутепов В.М., Кожевникова В.Н. Устойчивость закарстованных территорий. – М.: Наука, 1989. – 151 с.
12. Москва: город и геология/под ред. В.И. Осипова, О.П. Медведева. – М.: «Моск. учебники и картография», 1997. – 400 с.
13. Осипов В.И., Бурова В.Н., Заиканов В.Г. и др. Карта крупномасштабного (детального) инженерно-геологического районирования территории г. Москвы // Геоэкол., Инж. геол., Гидрогеол. Геокриол., 2011. – №4. – С. 306-318.
14. СП 20.13330.2011 Нагрузки и воздействия (Актуализированная редакция СНиП 2.01.07-85*).
– М., 2011. – 80 с.

 
Free template "Frozen New Year" by [ Anch ] Gorsk.net Studio. Please, don't remove this hidden copyleft! You have got this template gratis, so don't become a freak.