Header Image

Большинство медицинских учреждений в России были построены в советское время, и пресловутое недофинансирование тех лет заставило их прийти в негодность.

Подробнее ...
Дом Стройбюро как рубеж в истории отечественной архитектуры Печать E-mail
08.10.2013 22:55

Как известно, архитектурный ансамбль Болшевской трудкоммуны был построен в 1920-30-х годах по проекту А. Я. Лангмана и Л. З. Чериковера. Было возведено более десяти капитальных сооружений, и подавляющее большинство из них сохранилось до нашего времени (не уцелело только здание бани). Но есть вопрос: какие именно здания являются проектами Лангмана, какие – Чериковера, и над какими именно два архитектора работали вместе?

Проектирование любого архитектурного комплекса имеет несколько стадий. Сперва разрабатывается генеральный план (генплан) объекта. Следующим этапом обычно является проект детальной планировки. На этой стадии, параллельно с работой над генпланом, уже может проводиться проектирование отдельных объектов. Генплан посёлка Болшевской трудовой коммуны относится к совместному творчеству Лангмана и Чериковера. Кстати, когда только начиналось возведение капитальных сооружений в трудкоммуне (1928 год), в Москве по совместному проекту этих же архитекторов уже было завершено строительство стадиона «Динамо» на Ленинградском шоссе (ныне – Ленинградский проспект) – крупнейшего в то время спорткомплекса на территории СССР.
Одновременно с чашей стадиона на «Динамо» возводились разнообразные служебные объекты. Но их роль в ансамбле этого спорткомплекса весьма невелика: стадион «Динамо» - это, прежде всего, огромная спортивная арена. Принципиально иная ситуация наблюдается в ансамбле коммуны: возведённые здесь объекты близки по масштабу и не подчиняются какому-то одному превалирующему сооружению, а находятся в соподчинении друг другу. Именно по этой причине весь ансамбль трудкоммуны столь гармоничен, а каждая его постройка в отдельности  воспринимается как неотъемлемая часть единого архитектурного организма.
Но вернёмся к вопросу: что именно из этих объектов проектировал Лангман, а что – Чериковер? В нашем распоряжении есть записи из личного архива Л. З. Чериковера, в котором архитектор чётко указывает постройки своего авторства: больница, общежития, производственные сооружения. Старожил Костина, строитель Н. А. Торбин упоминал архитектора Михлина, который вёл авторский надзор на здании торгового центра. По всей видимости, Чериковер принимал непосредственное участие и в строительстве здания фабрики-кухни.
Остаются три объекта, авторство которых мы склонны приписывать непосредственно А. Я. Лангману. Это сам дом Стройбюро, учебный центр (нынешний техникум) и детский сад. Если на каждое из этих зданий внимательно посмотрит даже непрофессионал, то он заметит, что все они обладают интересной особенностью: их главные фасады построены по принципу симметрии. И тут возникает ещё один вопрос: могут ли эти здания быть отнесены к конструктивизму, если известно, что в этом стилевом направлении симметричные здания встречаются крайне редко?
Вообще само по себе слово «конструктивизм» по отношению к архитектуре 1920-30-х годов является не совсем точным. Конструктивизм – это главенствующее течение советского архитектурного авангарда первых послереволюционных десятилетий. Помимо архитекторов-конструктивистов,  активно работала достаточно заметная группа рационалистов. А знаменитый архитектор К. С. Мельников всегда подчёркивал, что не относит себя ни к конструктивистам, ни к рационалистам, хотя во многих современных источниках его уверенно называют конструктивистом. 
Ансамбль Болшевской трудкоммуны в целом, конечно же, является великолепным образцом конструктивизма. Но и в самом конструктивистском течении также имеется немало разновидностей, зависящих от творческого почерка того или иного архитектора. В зданиях, которые, по нашему мнению, принадлежат руке А. Я. Лангмана, использован принцип горизонтального и вертикального ленточного окна; остальные же оконные проёмы (детсада и учебного центра) формально не образуют «ленту», однако имеют горизонтальные пропорции, что также характерно для описываемого периода времени. В доме Стройбюро нет и их, но фасадная структура здания достаточно чётко определена с помощью системы лоджий, которые объединены  вертикальными структурами, чем-то сходными с традиционными эркерами, широко распространёнными в архитектуре рубежа XIX и XX веков.
Здесь мы употребили слово «традиционные», что, казалось бы, опять-таки противоречит  эпохе авангарда с его новаторством и поиском исключительно новых форм. В действительности же, механически противопоставлять авангард и сложившиеся традиции – в принципе неверно. Дело в том, что архитектурный авангард 1920-30-х годов широко использовал и творчески видоизменял традиционные архитектурные формы, приспосабливая их для своего времени. И эркеры с системами лоджий, и ленточные окна, и круглые по форме проёмы, и пилоны с полным отсутствием декора можно было наблюдать и ранее – например, в отечественной архитектуре модерна 1890-1910-х годов. В свою очередь, в эпоху господства модерна чётко выделяется такое интересное архитектурное направление как неоклассицизм. И вот здесь самое время вспомнить основные этапы биографии А. Я. Лангмана.
Творческие пристрастия этого архитектора сложились на рубеже первого и второго десятилетий XX века, когда он учился на архитектурном отделении Высшего технического училища в Вене. Практическая деятельность Лангмана берёт начало также в дореволюционную эпоху: первые свои проекты он осуществил в родном городе – Харькове. И как раз в то время многие заказчики предпочитали видеть особняки и доходные дома в неоклассическом стиле, который из традиционных элементов классицизма (колонны, пилястры, балюстрады, аттики и др.) создавал свою собственную архитектурно-художественную систему.
Этот своеобразный «неоклассический» подход к своим объектам  А.Я. Лангман исповедовал на протяжении всей творческой жизни. Во время работы над комплексами стадиона «Динамо» и Болшевской трудкоммуны он встретился с Л.З. Чериковером, который был младше его всего-то на девять лет, но творческие принципы которого формировались совсем в иную эпоху, принадлежащую первым послереволюционным годам.  Вот почему в тандеме «Лангман – Чериковер» постройки одного архитектора так чётко отличимы от построек другого.
В те годы, когда строительство Болшевской трудкоммуны ещё не было полностью завершено, Лангман работал над двумя крупными московскими объектами, впоследствии вошедшими во все хрестоматии по советской архитектуре. Первым из них стал так называемый Дом «Динамо» на ул. Дзержинского (ныне – Б. Лубянка), который Лангман проектировал в соавторстве с архитектором И. А. Фоминым. Зато следующее, не менее известное здание, принадлежит целиком его творчеству. Это знаменитый Дом СТО (Совета Труда и Обороны) в Охотном Ряду, в дальнейшем известный как Дом СНК, Госплан СССР, а ныне – здание Государственной Думы РФ. Здание было завершено строительством в 1935 году, когда в отечественной архитектуре уже произошёл поворот от авангардных течений к принципам освоения классического наследия. Здесь архитектор блестяще использовал выработанный им в дореволюционные годы и не забытый в эпоху авангарда классический принцип трёхчастного построения фасада.
При этом у четырёхэтажного Дома Стройбюро в Королёве и у десятиэтажного Дома СТО в Москве обнаруживается немало общих черт.  О трёхчастной фасадной структуре мы уже упомянули. Следует заметить, что и в той и в другой постройке боковые крылья вынесены на красную линию, в то время как центральная часть расположена несколько в глубине. Оба здания завершены аттиками, однако если в Доме Стройбюро его центральная ось фиксируется небольшим тимпаном, то в Доме СТО – изображением герба СССР. (Того самого - ставшего знаменитым после настоятельной рекомендации специалистов ВООПИиК сохранить его как органичную часть облика здания - несмотря на яростное давление политиков-«демократов», усматривавших в советском гербе чуть ли не призыв к возвращению к большевизму).
В книге «Зодчие Москвы» биографы А.Я. Лангмана – О.Н. Сметкина и А.Ю. Тарханов – весьма точно замечают: «На пути от конструктивизма к освоению наследия, пройденном нашей архитектурой, его (Лангмана – авт.) дома были ровно посередине и, быть может, самим появлением своим обозначили некий хронологический и вкусовой рубеж». А мы констатируем: помимо выявленной безусловной архитектурно-художественной и историко-мемориальной ценности Дома Стройбюро в городе Королёве, построенного по проекту А.Я. Лангмана, здание интересно и в том аспекте, что может рассматриваться в качестве своеобразного «авторского этюда» к проектированию Дома СТО в Москве – одного из поистине знаковых объектов во всей отечественной архитектуре.  

Сергей Мержанов
архитектор, историк архитектуры, дизайнер

 
Free template "Frozen New Year" by [ Anch ] Gorsk.net Studio. Please, don't remove this hidden copyleft! You have got this template gratis, so don't become a freak.